Глеб Архангельский (glebarhangelsky) wrote,
Глеб Архангельский
glebarhangelsky

Categories:

Любимые книги: Лукин, Алая аура протопарторга

 Книга No2 в моем рейтинге – Евгений Лукин, Алая аура протопарторга (на сайте автора ее нет в электронном виде, но в продаже точно есть). Лукина я считаю одним из самых сильных современных русских фантастов,  мне он гораздо ближе раскрученного Лукьяненко. Эта книга – острая, яркая, умная и написанная на очень хорошем русском языке политическая сатира.  После нее, как и после книг Латыниной, смотреть телевизор и читать исторические книги вы будете совершенно по-другому. Если вам понравится «Алая аура» - обязательно прочитайте «Юность кудесника» (сборник рассказов), это своего рода предыстория.  И традиционно несколько любимых цитат:

- Присутствовать - разрешишь?..

        Генерал Лютый был в кабинете не один - с Матвеичем. Подготовка к встрече

    специальной комиссии ООН шла полным ходом. Столица заранее сияла чистотой, а

    в пограничную с Лыцком Чумахлу направили два гусеничных крана с гирями - для

    сноса частного сектора на восточной окраине.

        - Проходи, садись, - буркнул генерал и снова повернулся к ответственному

    за акцию. - Значит, ты понял, Матвеич?.. Главное - осколков, осколков

    побольше накидать...

        Подполковник Выверзнев огляделся и присел на один из расставленных вдоль

    стены стульев, сильно надеясь на скорое окончание беседы.

        - Да осколки уже на месте... - чуть ли не позевывая, отвечал генералу

    видавший виды Матвеич. - С полигона еще вчера полторы тонны завезли...

        - Ржавые? - с подозрением спросил Лютый.

        - Ну зачем же ржавые? - слегка обиделся тот. - Когда это Матвеич ржавь

    поставлял?.. Первый сорт осколочки - чистенькие, аж скрипят...

        -Ладно, верю. Теперь - в-шестнадцатых... Работа с населением...

    Протестов не было?

        Матвеич пожал мятыми плечами и возвел скучающие глаза к высокому потолку

    - то ли припоминая, то ли дивясь наивности начальства.

        - Да какие там протесты, Толь Толич?.. - молвил он с ленивой укоризной.

    - Как услышали, что американцы заново все отстроят, сами чуть ломать не

    принялись. Еле удержали...

        - Вот это правильно, - подумав, одобрил генерал. - Это ты, Матвеич,

    молодец, что удержал... И чтобы впредь никакой самодеятельности... Да скажи:

    пусть не жадничают! Нам же еще наверняка гуманитарную помощь подкинут... А

    то, не дай Бог, мебель, утварь начнут вывозить... И - в-семнадцатых. Когда

    мы ооновцев этих туда доставим, надо, понимаешь, организовать сломанную

    песочницу и чтобы в ней маленькая девочка с чем-нибудь этаким играла... Ну,

    не с боеголовкой, конечно... С обломком стабилизатора, что ли...

        - Организуем... - со вздохом согласился покладистый Матвеич. - Дело

    нехитрое...

        Без особого интереса разглядывая большой портрет Ефрема Нехорошева, что

    висел над столом генерала, Николай рассеянно подумал, что разговор пора бы

    уже и закруглять... Матвеич - мужик надежный. Вон сколько властей пережил -

    и ни одного серьезного нарекания. Только вот без легкой выволочки его

    все-таки отпускать не следует...

        - Золотой ты работник, Матвеич, - как бы подслушав мысли подполковника,

    подвел итог генерал Лютый. - А пьешь много.

        - Норму знаю... - равнодушно отозвался тот, нисколько не удивившись

    внезапному повороту беседы. Подобные упреки он опять-таки слышал при всех

    властях.

        - Норму он знает!.. - усмехнулся шеф контрразведки. - А у кого чертик

    зеленый из правого кармана выглядывает?

        Матвеич недоверчиво взглянул на генерала, потом, видать, вспомнил, что у

    Лютого есть допуск в пограничный астрал, и с тревогой проверил правый карман

    пиджака.

        - Не, нету... - с облегчением сообщил он.

        - Есть, есть... - сказал генерал. - Просто ты его пока не видишь, а я

    уже вижу... Ладно, иди... И уменьшай рацион, Матвеич, уменьшай... Сгоришь

    ведь на работе... И креститься прекращай... публично... Ты ж не в Лыцке, ты

    в Баклужино!..

        Не выразив ни малейшего волнения на помятом и ношеном - под стать

    пиджаку - личике, Матвеич поднялся с кресла и неспешно двинулся к выходу.

    Уменьшать рацион пошел...

…………

 

        - Ладно... - сказал Кормильчик, вставая. - Дальше - по плану, по

    плану... Только ты... это... намекни потом, чтоб заплатила... А с

    домовладельцем - я уж сам...

        Оправил нежно-дымчатую шерстку и двинулся к выходу. Анчутка семенил

    следом. Вдвоем они прошли сквозь стену мимо железной двери и спустились по

    лестнице на третий этаж. Квартира хозяина дома, располагавшаяся в двух

    уровнях, заодно являлась и резиденцией самого Кормильчика. Прекрасно

    отделанная и наглухо замурованная от людей кладовка служила главарю

    баклужинской мафии апартаментами. Однако сейчас он направлялся не к себе, а

    прямиком в кабинет хозяина.

        Домовладелец оказался молодым кадыкастым человеком с восковыми

    хрящеватыми ушами. Кормильчик неспешно расселся в кресле для посетителей и,

    строго взглянув на спутника, явил себя людскому взору. Что касается Анчутки,

    то он прекрасно понял намек и остался незрим.

        Увидев внезапно возникшего в кресле Кормильчика, хозяин вздрогнул, но

    тут же расплылся в неискренней выжидательной улыбке.

        - Ну, с этой... из восемнадцатой... разбираемся... - небрежно обронил

    нежно-дымчатый главарь. - Завтра заплатит.

        Домовладелец просиял, но тут Кормильчик поднял на него выпуклые

    задумчивые глазенки - и улыбка увяла.

        - Когда евроремонт делать будем?.. - тихо осведомился Кормильчик.

        Хозяин обмяк, расстроился.

        - Может, афро?.. - жалко скривясь, с надеждой спросил он. - Доллар

    подпрыгнул...

        Все так же неторопливо и обстоятельно Кормильчик оперся на один из

    подлокотников и встал на сиденье во весь ростик.

        - Не понял... - проникновенно вымолвил он, сопроводив слова

    распальцовочкой. - Какой доллар?.. Братве нужен комфорт... Уют, чистота,

    покой и миска сливок по утрам... Рыночных, понял? А не магазинных!..

        Домовладелец судорожно двигал кадыком и с тоской смотрел на раскинутые

    веером нежные замшевые пальчики.

        - Н-ну... хорошо... Только бы вот... квартплату бы еще приподнять...

    чуть-чуть...

        - Без проблем, - надменно изронил глава мафии. - Ну а конвертик,

    конвертик?.. Приготовил?..

        - Завтра будет... - вконец охрипнув, выдавил бедолага домовладелец.

        - Последний срок, - назидательно напомнил Кормильчик. - Дальше Батяня

    счетчик включает...

        Батяней лыцкие домовые уважительно именовали меж собой подполковника

    контрразведки Николая Выверзнева, взимавшего умеренную, но постоянную дань с

    диаспоры и потому глядевшего сквозь пальцы на многие проделки дымчатых...

 

……

 

    Глава 11. ПОРФИРИЙ,

    ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ ЛЕТ, ПАРТИАРХ

        Партиарх Лыцкий Порфирий был не в духе. Он вообще терпеть не мог

    неожиданностей, справедливо усматривая в них вызов своей прозорливости.

        - Дидим!.. - позвал он, подавая звук несколько в нос.

        Вошел заранее испуганный комсобогомолец - ясноглазый седенький старичок

    хрупкого сложения. По возрасту ему давно полагалось выбыть из

    коммунистического союза богобоязненной молодежи, но Партиарх полагал, что

    преклонные лета членству не помеха. Была бы душа молода.

        - Ну в чем дело, Дидим?.. - Глава Лыцких Чудотворцев с отвращением

    шевельнул развернутый перед ним на столе свежий номер "Ведуна", официального

    органа Лиги Колдунов Баклужино. - Я же просил не кропить и не крестить...

    Пришла газета заряженная, заговоренная - значит такой ее и подавай.

        Старичок задохнулся, всплеснул черными рукавами рясы.

        - Да вот честное сталинское, не кропил и не крестил!.. - побожился он

    всуе. - Может, на таможне кто...

        - На таможне?.. - Партиарх нахмурился, подумал. - Ладно, иди,

    разберемся... Да скажи, чтобы выговор тебе записали...

        Старичок-комсобогомолец с отчетливым позвоночным хрустом махнул поясной

    поклон и, переведя дух, выпорхнул из кельи.

        Как и всякий опытный политик, Партиарх Лыцкий Порфирий исповедовал

    старое правило: карать немедленно - и только невиновных. Виновные - они ведь

    никуда не денутся, придет со временем и их черед. Не век же им быть

    виновными-то...

……………….

 

Африкан тем временем с видимым удовольствием отхлебнул чаю, надкусил

    крекер (сладкого, видимо, и впрямь не уважал) и, прожевав, заговорил - все

    так же размеренно и неспешно:

        - Что должна дать людям Пресвятая Революция?..

        Некоторое время все вдумчиво ожидали продолжения. Потом дошло, что пауза

    сделана не для красоты и что Протопарторг действительно интересуется мнением

    собравшихся.

        - Свободу... - кашлянув, отважился Ретивой, за что был удостоен

    благосклонного взгляда.

        - Верно, свободу... - как бы удивляясь слегка смекалке Аристарха,

    согласился прогопарторг и пронзительно оглядел присутствующих из-под

    лохматых пегих бровей. - А где ее взять?..

        Кто крякнул, кто заморгал, кто потупился... Уж больно неожиданной

    показалась постановка вопроса!.. В наступившей тишине отчетливо было слышно

    постукивание носика заварочного чайника о края чашек - бессловесная Ника в

    алой косынке шла вокруг стола и обслуживала гостей. Жуть - да и только...

        - Чтобы дать кому-нибудь свободу, - назидательно молвил Африкан, - надо

    ее сперва у кого-нибудь отнять... Иначе и давать будет нечего... А у кого?

        Все выжидательно посмотрели на Ретивого. Отвечай, дескать - никто тебя

    за язык не тянул...

        - У колдунов?.. - безнадежно предположил тот.

        - А сколько их, колдунов-то? - пренебрежительно хмыкнул протопарторг. -

    Раз, два - и обчелся! Нет, если, конечно, взять порыльно, то свободы у них

    много. А сгрести ее вместе - ан и нет ничего... Так что единственно

    возможный выход - это отнять свободу у тех, кому мы ее собираемся дать...

        Он снова сделал паузу и доел крекер. Остальные машинально прикоснулись к

    фарфоровым ручкам чашек, но отхлебнуть так и не решились.

        - Как думаете: отнимем?.. - полюбопытствовал Африкан, неспешно обмахнув

    усы и бороду от крошек.

        Сходка молчала, уставив напряженные лбы в чайные приборы.

        - Не отнимем! - раздельно и веско, словно ставя камень на камень, кирпич

    на кирпич, ответил себе протопарторг. - Если сами не отдадут - ни за что не

    отнимем... Стало быть, надо, чтобы отдали сами... Как?.. - Он обвел сходку

    лукавым всезнающим взглядом. - Клим!.. Вот ты, я слышал, принимал денежные

    вклады от населения... Как ты это делал?

        Клим Изузов, полный розовый блондин с личиком несколько поросячьих

    очертаний, вздрогнул и вытер вспотевшие ладони о выпуклый животик.

        -Н-ну... Известно... Под проценты...

        - Под проценты!.. - многозначительно повторил Африкан, поднимая толстый

    указательный палец. - Вот где собака-то зарыта!.. Дайте нам вашу свободу, а

    мы ее потом вернем вам с процентами... И несли, Клим?..

        - Ну а как же... Несли, конечно...

        - А почему?

        - Кризис был... - поеживаясь от неловкости, пояснил тот. - И потом, мы ж

    навару больше всех обещали...

        - Кризис!.. - тихонько воскликнул протопарторг, вздымая брови и

    таинственно выкатывая глаза. - То есть с денежками было туговато. Вот так же

    оно и со свободой! Чуть поприжмет - и повалит, повалит к нам народ, понесет

    сдавать под проценты свою свободушку... А уж проценты-то мы пообещаем!..

    Двести, триста... Да хоть тысячу!..

        - Н-но... потом-то ведь все равно отдавать! - испуганно напомнил кто-то.

 

        Африкан одарил спросившего отечески ласковым взглядом и снова повернулся

    к Изузову.

        - Клим!.. - позвал он. - Кстати!.. А ты деньги-то вкладчикам - вернул?..

 

        Полный блондин жарко порозовел, как умеют розоветь одни лишь полные

    блондины.

        - Верну! - истово пообещал он. - С процентами! Честное

    экспроприаторское!.. Ну не сейчас, конечно... Попозже...

        - Во-от... - удовлетворенно протянул Африкан. - Так же и со свободой...

    Вернем. Но не сейчас. А в светлом будущем. Ну а пока потерпите...

 

Subscribe

  • Великая Пятница

    Сегодня Великая Пятница – воспоминание крестной смерти нашего Спасителя. Уже две тысячи лет человечество осмысляет это событие в иконах,…

  • Про умение планировать

    Вот где душа отдыхает. Вот кто умеет планировать свои действия на долгие месяцы вперед. Без этого извечного мычания «ыыыы, я пока не знаю,…

  • Рождественские колядки

    Послушайте дивную рождественскую колядку от фолк-группы Отава Ё. Инструментальные моменты восхитительны, прямо раннее барокко.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments